«Осознанные студенты сдают иностранные тесты и уезжают из страны»

«Врач ­– опасная профессия», — пишет в своем фейсбуке педиатр Фёдор Катасонов, комментируя резонансное дело неонатолога Элины Сушкевич (доктор не смогла спасти недоношенного новорождённого, и теперь её обвиняют в умышленном убийстве). Мы спросили у студентов медвузов, согласны ли они с утверждением коллеги, а заодно узнали, что вообще беспокоит будущих российских врачей.

«Ребята по два года сидят в ординатуре по хирургии, и максимум, что умеют на выходе, — накладывать швы»

Ольга (имя изменено, и вуз не указан по просьбе героини), студентка 5-го курса медвуза, будущий хирург

Медицинский вуз ­– моё второе высшее образование. Быть врачом — детская мечта. Очень хочется работать по специальности, но, к сожалению, всё чаще приходится думать о том, что делать это я буду не в России. Объясню почему.

Я бы хотела поступить в ординатуру по хирургии. Раньше, если студент как-то проявил себя за время обучения в вузе, дежурил в больницах, у него уже был определённый врачебный опыт, это учитывали при рассмотрении его документов. Оставалось хорошо сдать вступительный экзамен, и тебя принимали — людей с реальным опытом всегда брали охотнее, чем тех, кто просто предоставил ведомость с идеальными оценками. Два года назад систему поменяли — я говорю сейчас именно о бесплатных местах.

Теперь на твой опыт, мотивацию, работу не смотрят. А смотрят только на результаты аккредитационного теста, который сдают все выпускники медицинских вузов

Тест — это что-то вроде ЕГЭ: сто вопросов, часть из которых может быть составлена некорректно. Например, на один вопрос могут быть несколько вариантов ответа, два из которых по смыслу повторяют друг друга. Какой выбрать? Непонятно. При этом система может засчитать твой вариант как неправильный, так как, условно, верным считается вариант «а», а не «б» (и неважно, что суть у них одинаковая). Максимальное количество баллов за этот тест — 100. Баллы можно заработать уже во время обучения — за кружки, в которых студент участвует, за публикации статей, можно попробовать получить президентскую стипендию.

А вот твои добросовестные больничные дежурства, реальный опыт уже никак не засчитываются. Правда, можно получить около 50 баллов, если после выпуска отработать в поликлинике терапевтом либо педиатром. Дело в том, что в поликлинической сети у нас сейчас не хватает кадров и, чтобы заткнуть эти дыры, туда мотивируют идти вчерашних, совсем неопытных студентов, суля им баллы для поступления в ординатуру.

Раньше для того, чтобы пойти работать в поликлинику, нужно было пройти два года ординатуры. Теперь всё наоборот: за два года работы в поликлинике тебе светит бесплатная ординатура. А может быть, и не светит.

Впрочем, даже поступив в ординатуру, ты едва ли сможешь получить необходимые практические знания. Я сейчас говорю в первую очередь о своей специальности, о хирургии. У нас нигде не прописан хотя бы минимальный набор операций, которые выпускник ординатуры по хирургии должен уметь выполнять. А если не написано, значит, и обучать на добровольных началах тебя никто не будет. Поэтому зачастую ординаторы все два года бегают в помощниках у врачей, занимаясь в основном бумажной работой. Очень повезёт, если доктор за старания вознаградит тебя, дав возможность вырезать какой-нибудь аппендицит. Но и этого может не случиться. Ребята по два года сидят в ординатуре, и, максимум что умеют на выходе, — накладывать швы. Потом получают сертификаты хирургов. Как таким специалистам работать и где им дальше обучаться? Большой вопрос.

Да, есть места, где работают доктора-энтузиасты, которые понимают, что свои знания надо кому-то передавать. Но в целом все живут по принципу «не воспитай себе конкурента»

Для сравнения: как это устроено, например, в США. Каждый резидент-хирург (то же самое, что наш ординатор) имеет чёткий план операций. И к концу обучения в резидентуре способен выполнять их все, в том числе сложные обширные, которые у нас не каждый доктор делает. В России такого плана нет, а учить тебя за идею никто не будет.

Глядя на всё это, наше поколение теряет всякую мотивацию. В моём окружении сейчас очень много молодых ребят, которые готовятся к поступлению в иностранные резидентуры. Мы приходим к тому, что осознанные студенты, которые действительно любят свою профессию, много читают по специальности на иностранном языке, в итоге сдают зарубежные тесты и уезжают из страны. В том числе и потому, что за границей профессия врача считается уважаемой, труд доктора оплачивается по достоинству. У нас с трибун и экранов телевизоров в последнее время, конечно, много кричат о том, что повысили зарплаты врачам. Ну да, из нищенских они превратились в просто низкие. При этом доктор может почти что жить в больнице, дежуря сутками, а потом ещё берёт полставки между сменами.

Невозможность полноценно учиться, работать (чтобы сделать свою первую операцию, выпускнику ординатуры по хирургии часто надо долго ждать, а интересные клинические случаи и вовсе могут доставаться только главному врачу), низкие зарплаты, убийственный график — всё это, конечно, совсем не мотивирует.


..Следующая страница->