«Другие вопросы можно задать преподавателю уже за пивом, если какие-то темы остались не охвачены»

(2)

С кастовостью можно столкнуться только в этих старых университетах, и то — только в некоторых колледжах: чтобы попасть туда, понадобится хорошая рекомендация и мотивационное письмо.

В моей группе было много иностранцев, из Лондона был, по-моему, всего один человек. Преподаватели тоже не все были коренными британцами, но вопрос об этом просто не мог возникнуть. Мультикультурность и космополитизм Лондона — это не преувеличение. На улице можно услышать любой язык и любой акцент. В университетах есть отдельные молельные комнаты практически для любой религии.

Возмутиться засилью приезжих значит вызвать всеобщее неодобрение

В университетах это особенно чувствуется. В британские вузы едут учиться люди со всего мира, вузы борются за иностранных студентов, а правительство поддерживает бренд британского образования.

За неполных два года в Англии я ни разу не столкнулась с агрессией. Русские в Лондоне — это, само по себе, готовый стереотип, который они же и поддерживают. Но, во-первых, всё зависит от среды: как правило, тебя всё же оценивают по образованию или карьерным успехам, но никак не по паспорту или национальности. Во-вторых, помимо комичных богатых русских жен, в Лондоне много молодых профессионалов, студентов, учёных из России, которые, конечно, улучшают имидж страны за границей.

Кампус Имперского колледжа Лондона

Если не считать полученной клички, в университете ко мне относились скорее с любопытством. Особенно если речь шла о российском медиарынке. Когда курс только начался, в журнале Economist вышел материал с моим участием, что немного повысило мой авторитет.

Это, правда, никак не помогло мне в учёбе. К каждому второму тексту преподаватели оставляли комментарий «clumsy English», что было правдой: писать на английском журналистские заметки оказалось сложнее, чем я могла себе представить.

За пределами аудитории никто не позволит себе замечания по поводу языка. С каким бы акцентом ты ни говорил, на это никогда не обратят внимание, ну или не скажут вслух. Собеседник может отметить интересное произношение и поинтересоваться, из какой ты страны, — это единственная социально приемлемая форма разговора на тему национальности.

Впрочем, мы говорим об академических кругах. Мои знакомые, работавшие некоторое время в строительстве, рассказывали, что там агрессии по отношению к русским больше, но проявляют её обычно такие же приезжие.

Кем и как работают студенты?

По студенческой визе Tier 4 можно работать не больше 20 часов в неделю в течение семестра, и работодатель за этим очень внимательно следит. Я устроилась в англоязычный журнал, связанный с Россией: немного писала и занималась организационными вопросами. Кто-то из моих одногруппников подрабатывал официантами или барменами, кто-то сразу искал стажировки или фриланс в СМИ.

Работа приносила мне 400–500 фунтов в месяц, стипендия Chevening — еще 1280 фунтов. Этого было достаточно, чтобы оплачивать жильё, полностью покрывать бытовые расходы и даже немного путешествовать.

Совмещать учёбу и работу, на мой взгляд, довольно сложно. Курс в магистратуре построен так, что большую часть времени ты учишься сам, лекции — это, как правило, просто обзор теории и литературы. Изучать всё это в подробностях приходится самостоятельно.

При этом в английских вузах мало распространено списывание и плагиат.

Студенты довольно серьёзно относятся к учёбе, на которую большинство берёт кредит

Университет также заботится о том, чтобы студентам было комфортно. Занятия проходят в максимально приближенных к реальности условиям: для нас были оборудованные телестудии со всей необходимой техникой, мы ходили на съёмки, писали о реальных событиях, а в конце курса выпустили два журнала.

Специальная служба консультантов помогает построить учебный процесс: правильно распределить нагрузку и время, взрослых людей даже учат банальному навыку конспектирования. К тому же можно бесплатно заниматься академическим английским или выбрать другой язык.

Университету важно, чтобы ты учился хорошо. Это бизнес-структура, в которую, по сути, привлекают покупателей. Чем успешнее выпускники, тем выше статус учебного заведения. За каждым студентом у нас был закреплён куратор, с ним можно было обсудить личный прогресс и, если повезёт, получить неплохой карьерный совет. Мне это помогло пройти собеседование в Русскую службу BBC в Лондоне.


<-Предыдущая страница....Следующая страница->